?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Побывать в Копенгагене мне хотелось уже очень давно, и не благодаря печальному и, как выясняется, аморальному (см. П.Вайля) тамошнему сказочнику. А вовсе даже жизнелюбивой полячке И.Хмелевской, которая уж очень вкусно описывала этот город.

Все-таки удивительная штука - Дорога. В судьбоносном смысле этого слова:)

Кто бы мог подумать лет -надцать назад, что мои одноклассницы ровненько распределятся по Скандинавии, а я не менее ровненько - по Германии. И что мы будем много-много раз договариваться, созваниваться, списываться, и что все-таки нам удастся встретиться на нейтральной территории государства, где нас еще не было - в леденцовом городе посреди Настоящего Моря, в городе, придуманном Андерсеном.

Разноцветные домики; славные "рыбацкие" ресторанчики, знаменитые датские дизайн-бутики; сверкающий огнями, как огромная новогодняя елка, парк Тиволи; доброжелательнейшие прохожие; бронзовая девушка с поджатым хвостом на холодном камне у берега, неожиданно маленькая и грустная-грустная (недаром феминистки откалывают несчастной голову каждый божий год - ну невозможно же бездействовать, глядя на такую жертвенность, а все ради подлеца какого-то! Остается восхититься упорству городских властей, неустанно приделывающих страдалице ее чудесную головку обратно. наверное, у них запас ее голов есть, на складе.) и офигительные цены на напитки и бутерброды.

В парке Розенборг мы смотрели на роскошную поляну из белых и фиолетовых крокусов. Там же нас встречал сам господин Ганс-Христиан, с книжкой в одной руке и с протянутой к нам другой. Он там сидел на своем постаменте, и глядя на него, совсем не хотелось верить Петру Вайлю:) Рядышком на лавочке уютно спал Оле-Лукойе - интернационально-бородатый и грязненький бомжик с не менее интернациональной котомкой под головой, вместо подушки. Композиция была очаровательная, но у меня фотоаппарата не было, а европейские мужья моих подружек этакую прелесть запечатлевать почему-то отказались.

В государственном музее искусств (бесплатном, к слову; платить надо было бы только за удовольствие поглазеть на работы Рембрандта, которого мы все как настоящие интеллигентки, конечно уже читали;) ) наряду с удивительными и подчас вызывающими остолбенение скульптурами есть небольшой совсем зальчик, посвященный урбанистическим Венерам. Особенно тронула меня одна - с кучей дверных глазков по всему телу, в которые можно подглядеть за обрывками чьей-то жизни (ну как удержаться!).

Собрание картин там очень приятное, много работ датских (совершенно мне неизвестных) мастеров.
Глядя на Рубенсовские творения, я в который раз сочувственно вздыхала - наверное, не слишком сладко жить, если видишь окружающий тебя мир именно таким:)

За пару дней нам поменяли несколько раз погоду с летней на глубоко осеннюю и наоборот(погода в Дании описана Андерсеном в диалоге двух лягушек: ""Какие дожди, какая влажность - очаровательно! Право, кажется, будто сидишь в сырой канаве. Кто не радуется такой погоде, тот не любит родины" но нам сказочно повезло - один день, весь! сияло яркое-яркое солнце); мы переходили из суматошного туристически-кичевого, шумного и толкающегося, рисующего и поющего пешеходного "Строгета" в благостные тихие и зеленые парки с озерцами и налитыми молодой расцветающей жизнью листочками, с вальяжной и горделивой набережной в угнетающую Христианию - "островок свободы" (от чего, господи! От достоинства? От разума?), над которой пафосно развевается надпись - "вы покидаете территорию ЕС". Наверное, этим смешным европейцам, никогда не видевшим российские глубинки образца начала 90-х, Христиания действительно кажется экзотической, а беззубо хохочущие и тыкающие в этих прикольных туристов артритными пальцами алкоголики-тунеядцы (кто там на кого смотрит, совершенно непонятно) - какими-то особо свободными духом инопланетными гостями, снимающими свои маски-лица с признаками полной деградации и вешающими их в шкафчики с рабочей одеждой, как только в Христиании заканчивается рабочий день. Хвала всем божкам, нас в той Христиании никто не запер.

Датский язык сильно напоминает швабский диалект - не понятно ничегошеньки. То есть, по-швабски я все-таки иногда улваливаю знакомые слова (одно на десять), а по-датски непонятно ни одного, и это несколько сбивает с толку, пока не сделаешь над собой усилие и не вспомнишь - а! Я же в Дании! Я турист! славатегоспади, я буду говорить по-английски!
Датские денежки как "куриный бог" со специальными дырочками посередине, хоть сейчас вешай на шею в качестве амулета. Они сказочные, это как пить дать. Все равно полузабытый навык дележа в уме (на 7.4 плюс комиссия) быстро сходит на халатное "ой да ну нафиг! Это наверное не очень много!" А их отличный сервис, выражавшийся в том, что я везде (даже в такси!) могла расплатиться своей денежной картой "маэстро", сказочно заколдовал меня, и теперь я воздержусь от проверки своего конто до очередной зарплаты - ну не люблю я шокирующей правды:)

Мы поднимались на круглую башню (вы помните гигантскую собаку из "Огнива" с глазами, как у этой самой башни?) и смотрели на коричнево-красный остроконечный городок, испещренный мостами, узкими улочками и широкими проспектами, и мы видели с этой башни гавань и бесконечное, с воображаемой линией горизонта, море.

Мы как-то неожиданно вышли к королевскому замку и чуть не наступили на королевскую охрану. Аж разулыбались от смущения, прям как молоденькие.

Охрана там - никакой дисциплины; разговаривают, ходят вперевалочку.. К Кремлю бы их, паразитов!

Мы пили потрясающий каппучино в кафе "barresso"(?). И вкусный чинзано, купленный в Киле, мы пили тоже - в холле гостиницы "Остерпорт", где поселились мои подруги с мужьями. Мне удовольствие жить за такие деньги в одноместном номере показалось сомнительным, я выбрала отельчик "Небо", в 50 метрах от центрального вокзала, причем миссионерский. Очень кстати симпатичный отельчик, с прекрасным завтраком, рекомендую.

Мы сумели разминуться в протестанской величавой церкви со скульптурами Торвальдсена и живой органной музыкой. Мы без мыла ввинтились в синагогу (я б сроду не пошла, но одна из моих одноклассниц обладает изумительной чертой характера - если ее куда сразу не пускают, а ее не пускали, то она уже прилагает усилия, чтоб пустили.

С ее аристократической внешностью и тихим интеллигентным голосом, слыша который, мне хотелось покаяться за всю свою неправедную жизнь, она завела меня в это наглухо закрытое место, куда нас ну очень не хотел пускать молодой человек в кипе. особено меня, поскольку в ответ на "семья ли вы", мы хором сказали - да (а нас, к слову, было четверо - подруга, ее муж, сын другой нашей подруги, и я), после чего стали запутанно объясняться, что я вообще-то не совсем семья, а этот мальчик, он не наш сын, а других друзей, они тут где-то неподалеку, а никакого удостоверения личности у меня и нет, ну то есть совсем нет! ( у подруги с мужем были их голландские паспорта, а я даже банкарту умудрилась в гостинице оставить. Хотя вряд ли его сильно обрадовал бы мой российский документ:)

В общем, я не знаю, почему он нас все-таки запустил. Видимо, глаза одухотворенно горели. Только ребенка мы на улице оставили, со всеми нашими сумками и мобильниками. Кстати, его мамашу, нашу подружку, подошедшую позже выяснить какого хрена ее сынок стоит один на улице, обвешанный женскими сумками, фотоаппаратами и прочим имуществом, уже наотрез отказались запускать. И уже зайдя -таки внутрь, на этаж для женщин (вниз к мужчинам нас совсем не пустили:) ), где мне празднично одетые дамы стали жать руку и ласково говорить "шолом шаббат" или что-то в этом роде (как выяснилось, мы попали аккурат на празднование Пасхи), я с ужасом осознала, что на моей бестолковой шее на всеобщее рассмотрение висит... чертик!! Маленький и очень жизнерадостный, но ведь все равно как-то неловко получилось. Зато приключение. "Как мы вламывались в синагогу". Ничего впечатляющего, кроме легкого адреналина от моего просветления и немедленно последовавшего вслед за ним сумбурного заталкивания кулончика в виде пресловутого чертика под узкий воротник водолазки, я не заметила.

Мы болтали, сплетничали, хохотали, вспоминали, выспрашивали, разузнавали, опять вспоминали, дивились, жаловались, хвастались и радовались, выпивали и покуривали, и я не знаю, как мои родные девчонки, а я была эти три дня безоглядно счастлива. С большим трудом сегодня въезжала в трудовые будни (каламбурчик, гы)
Я влюбилась в этот город, не пылко, нет; он не схватил меня и не вскружил и не повалил с ног, как это сделал Лондон (и в какой-то степени Эдинбург). Он вполз в меня и устроился во мне на пмж. Он напоминает о себе моим самым любимым звуком - шумом волны. И я ему за это (и за те три дня тоже) безотчетно благодарна.

Да, вдруг кому интересно - в Копенгаген из Франкфурта летают самолеты авиакомпании Sterling - аналог райнэйр. Мне авиабилеты обошлись со всеми сборами в 125 евро. И это в Пасху. Была бы порасторопнее, обошлись бы в 80.

Comments

( 7 комментариев — Оставить комментарий )
benyabaton
18 апр, 2006 22:07 (UTC)
А чем был аморален сказочник? А то я не знаю, где смотреть Вайля.
anna_mir
20 апр, 2006 21:31 (UTC)
О, Вайль не поскупился на эпитеты: он изобразил Андерсена уродцем с букетом тяжелых комплексов - диким комплексом неполноценности, синдромами навязчивых состояний, со склонностью к гомосексуальности и педофилии,с ненавистью к женщинам вообще и к женшинам легкого поведения в особенности:
"Что явно и несомненно в сказках и историях Андерсена — крайняя жестокость по отношению к женщине. И шире — к молодой цветущей красоте.
«Палач отрубил ей ноги с красными башмаками — пляшущие ножки понеслись по полю и скрылись в чаще леса» («Красные башмаки»)." :)
Там же Вайль пишет, что Андерсен всю жизнь ужасно на все жаловался, непристойно заискивал перед титулами и болезненно боялся насмешек.
В возрасте 29 лет Андерсен писал о том, что он все еще девственнен, но что "кровь его горит", и вообще Вайль по-моему увлекается своеобразной тарантиновщиной:)
Впрочем, наверняка большая часть написанного им - правда, только зачем она?...
(Анонимно)
20 апр, 2006 21:51 (UTC)
>Там же Вайль пишет, что Андерсен всю жизнь ужасно на все жаловался, непристойно >заискивал перед титулами и болезненно боялся насмешек.

А про кого из нас так нельзя сказать? :) Про тебя вот например можно или нет?
anna_mir
21 апр, 2006 18:18 (UTC)
Вопрос некорректен:) Сказать про меня можно все что угодно...
Вы наверное хотели спросить, какие из перечисленных характеристик по описанию могут подойти к моей скромной персоне?
Отвечаю: одна точно никак не подходит. Я никогда не чувствовала в себе никаких намеков на педофилию. Все остальное - подойдет:) В зависимости от фазы луны;)
benyabaton
21 апр, 2006 18:00 (UTC)
Ну, комплексы - это болезнь, а не аморальность, на мой взгляд. Да и гомосексуальность тоже не аморальность. Хотя женщин он зря ненавидел, конечно. :)
А зачем рыться в личных подробностях "великих", я тоже не понимаю.
(Анонимно)
20 апр, 2006 21:45 (UTC)
Что значит "покуривали"?!
Ты ж говорила, что не куришь уже! :)
anna_mir
21 апр, 2006 18:21 (UTC)
Re: Что значит "покуривали"?!
Так и не курю!
Представляешь?!
А знаешь, как хочется?! Я уже и просто сигаретку в руке держала, и незажженную в зубы, а поди ж ты, курить хочется, а не можется - мне так сразу делается непозитивно (физиологически), катастрофа.
Вот жизнь, е. Люди годами бросить не могут при диком желании, а я не собиралась бросать!!! А не могу больше...
( 7 комментариев — Оставить комментарий )